Открытое письмо печатных подмастерьев о борьбе печатников-составителей Львова за повышение заработной платы

Рассказы о тяжёлой жизни обездоленных слоев общества в давние времена включены в туристические маршруты по Львову.

Один из них касается тяжёлой борьбы подмастерьев печатников — составителей, за повышение заработной платы. Поскольку их борьба подвергалась постоянной компрометации со стороны владельцев газет, подмастерья вынуждены были опубликовать открытое письмо, где объясняли причины своей борьбы и которое приведено ниже:

 

«Плакаты, сообщающие о прекращении выпуска газет и газетные статьи о заговоре печатников-составителей, рассчитанные на то, чтобы ввести в заблуждение общественность, не знакомую с нашим положением, побудили нас к тому, чтобы выяснить и вынести весь ход нашего дела на суд общественности.

 

Потому что газеты не пожелали взять под защиту нашу правоту, вынуждены ограничиться кратчайшим разъяснением дела.

 

Наша заработная плата в течение 40 лет держится на одном и том же уровне. За эти годы общественные отношения, как известно, заметно изменились: значительно повысились цены на квартиры, одежду и т. п.

 

Хотя в 1848 г. несколько повысили нашу плату, но после катастрофы снизили ее еще больше, а в 1859 г. при замене конвенциональной валюты на австрийскую, опять ее, где только удалось, обрезали. Теперь плата за наш труд снизилась настолько, что при современных отношениях невозможно заработать на покрытие самых необходимых нужд.
Мы, измученные этими обстоятельствами, уже два года назад решили предотвратить материальные лишения. С целью урегулирования платы мы составили список расценок и 3 октября 1869 г. предъявили его г[осподам] собственникам, арендаторам и управляющим типографиями, чтобы они рассмотрели их и приняли. В это время было много работы, и мы могли путем принуждения завоевать даже более высокое жалованье, однако действовали умеренно и только несколько раз просили упомянутых господ решить это дело. Г[оспода] владельцы типографий, как они утверждали, не имели свободного времени и тянули дело в течение трех месяцев. Под конец декабря, в результате нажима с нашей стороны, они дали ответ, набрасывая нам временно венские расценки, которые, однако, были настолько занижены, что не могло быть и речи об их принятии. В ответ на это 6 января мы вручили г[осподам] владельцам типографий просьбу, чтобы вместо введения предлагаемых ими временных заниженных венских расценок платили нам по расценкам, предложенных нами ранее. В результате этого в некоторых типографиях выплатили по нашим расценкам уже 8, а во всеx других 15 января. 16 с. м. г[оспода] владельцы типографий провели совещание в деле расценок, протокол которого прислали нам для ознакомления. Наша комиссия немедленно занялась сравнением данных в протоколе с нашими расценками, пошла на все возможные уступки, а решение вынесла на обсуждение общего собрания, которое состоялось 20 января в присутствии государственного комиссара. Проект, разработанный комиссией, принят как инструкция для делегации, которая должна была провести переговоры с господами владельцами типографий. Господа владельцы типографий вызвали нашу делегацию для переговоров на 23 января. Однако накануне, то есть в субботу 22 с. м., уже не захотели выплатить нам по нашим расценкам; в некоторых типографиях мы взяли только аванс, а в некоторых вообще не получили ни одной зарплаты.

 

Основной спорный вопрос такой: работники требуют 17 центов за 1000 букв или 19 за 1000 знаков; это рассчитано так, что хороший составитель, набирая 10000 букв в день, согласно нашим расценкам, может заработать 1 золотой 90 центов за 10 часов непрерывной работы [что, к сожалению, у нас бывает очень часто]. А господа владельцы типографий сговорились, пожали себе руки, дали слово, о чем несколько раз напоминали нашей делегации, и, не желая пойти на уступки, отвергли расчеты на буквы, давая лишь 18 центов за 1000 [знаков]; один из тех господ предлагал уже 18,5 центов за 1000 [знаков], но другие господа помешали ему в этом, объясняя, что это затруднило бы расчеты. После окончания совместного совещания г[осподин] др. Г. Ясенский зачитал от имени владельцев типографий такую резолюцию: «Господа, скажите своим коллегам, что мы не отступим от нашего общего, принятого сегодня решения; а если вы с ним не согласитесь, то есть на 18 ц [ентов], тогда замыкают и запирают все типографии» Так заявили в воскресенье в 11 часов 30 минут ночи, а уже в понедельник ввели в действие. Присматривал за этим лично господин др. Г. Ясенский, бегая от одной типографии к другой и призывая владельцев запирать их. [Господа] владельцы заявили нам, что замыкают типографии, тогда как на самом деле они выдают четвертинки газет, используя для этого детей [учеников], которых мучают и истощают их здоровье уже с молодых лет. Не оставалось и нам также ничего другого, как солидарно сплотиться и таким образом защищать наши справедливые требования.

 

В лице этого факта некоторые лица зря окидывают нас грязью, что мы якобы добивались слишком высоких расценок и нас подстрекали из Вены и т. п.; более 100 человек вместе со своими семьями добиваются лишь справедливой платы за свой труд и не руководствуются в этом деле никакими другими соображениями.

 

От товарищей печатного ремесла.
Во Львове, 27 января 1870 г.»

 

В завершение этой статьи хотим сказать, что здание типографии, расположенной на улице Лычаковской, 3 и где происходили вышеупомянутые события, можно увидеть во время автобусной экскурсии по Львову с гидом, при переезде из Лычаковского кладбища к г. Высокий Замок.