Метопы фриза Успенской церкви во Львове

Львовская Успенская церковь на ул. Руськой давным-давно является признанным шедевром мирового архитектурного наследия.

Не последнюю роль в её красоте играют метопы фриза, опоясывающего стены по периметру практически под самой крышей.

К сожалению, почти во всех описаниях Успенской церкви отсутствует детализация метопов её фриза. Прогулка по Львову с гидом предусматривает его двухминутный рассказ и о барельефных украшениях храма также.
Метопы фриза Успенской церкви не отличаются цельностью. Здесь тематические изображения чередуются с декоративными (розетки, причем ни одна не повторяется).

Сюжеты сцен заимствованы из Ветхого и Нового заветов. Их выбор и размещение указывают на внимательную продуманность, потому что в целом они представляют завершённую программу политического и идеологического направления Ставропигийского братства. Хотя метопы были созданы в течение второго и третьего десятилетий XVII в., когда братство ослабило острую категоричность своих позиций, всё же в основных взглядах оно придерживалось утвержденных уставом принципов.
Порядок размещения предусматривает сложную программу: со стороны улицы ветхозаветные сцены «Неопалимая купина», «Царь Давид», «Аарон», на апсиде две ветхозаветные сцены — «Мелхиседек и Авраам», «Жертвоприношение Авраама» и две новозаветные — «Благовещение» и «Успение», со двора на южной стене продолжаются новозаветные сцены — «Св. Николай», «Деисус»

и «Св. Юрий».


Библейские сюжеты со стороны улицы Руськой, где, как правило, происходят прогулки по Львову, начинались с «Неопалимой купины».

Здесь Моисей изображен не с скрижалями, как в иконе «Преображение», а пастухом перед кустом (на кусте надпись как призыв к освободительной миссии пророка). Сценой подчеркивалась ответственность за судьбу народа и готовность к освобождению его от рабства — так эту идею осознавало братство.

В «Царе Давиде» почитается создатель исключительной красоты религиозной лирики — псалмов, которая получила широкое признание в тот период духовного пробуждения.

А вот изображена сцена «Аарон»:


Мелхиседек и Аарон воспринимались как воплощение идеи правильного священничества, в их образах воплощалась мысль о могущественных деятелях церкви.


В сценах апсиды раскрывались священные догматы православной церкви: евхаристия (сцена поздравления Мелхиседеком — царём Салимским (Иерусалимским?) верховного жреца (священник боговышнего — прообраз Христа) Авраама после победы над войсками месопотамских царей, с вручением трёх хлебов и вина; искупление жертвы («Жертвоприношение Авраама»),

«Благовещение».

и «Успение» как храмовых посвящений.

Метопы абсиды не наполнены ассоциативным актуальным содержанием. Только по центру на отдельном метопе есть изображение стравропигийского креста — важной эмблемы независимости братства от городских церковных властей.

Образы южной стены относятся к самым популярным и традиционным — в них проводилась мысль о непоколебимости православия. Прогулка по Львову маршрут которой предусматривает осмотр и рассказ об этих метопах, входит в экскурсию по историческим достопримечательностям города.
Разнообразное содержание 13 метоп составляет монолитную программу; в то время ни один храм так всесторонне не демонстрировал свои цели (далеко нерелигиозные) и убеждения, как братская церковь. Неудивительно, что храм играл роль идейного и организационного центра в братском движении. Художественное решение метоп не отмечается стилевой цельностью. Новозаветные сцены выполнялись на основе традиционной иконографии, в некоторых из них, как «Успение», «Св. Юрий», использованы пластические средства народного искусства. Этому новозаветному циклу свойственно тонкое ощущение монументальности, что его органично объединяет с архитектурой.
Зато метопы с ветхозаветными сценами выполнены в другом пластическом ключе. На их решении сказалось отсутствие в украинском искусстве разработанной иконографии, поскольку изображение пророков, как они изображались в иконе «Похвала Богородицы» и позже в иконостасах, во внимание, очевидно, не брались. Новизна сюжетов, которая решалась композиционно затруднённо, опиралась на графические произведения западноевропейского искусства. Справедливо для метоп нужны были не знаки, не иконографически застывшие образы, а рассказывающее действие, как оно раскрывалось в Библии, с запасом ассоциативных идей и параллельных сопоставлений. Поэтому так «нескульптурно» решены метопы с изображением Моисея перед горящим кустом, Давида, играющего на арфе, жертвоприношения Авраама.
Изображение Аарона отгадывается по расцветшей пастушьей палке, которую он держит в руке, как доказательство его избранного жречества.
Для сцены «Поздравление Мелхиседеком Авраама», очевидно, не нашлось подходящего прототипа. Эта метопа относится к оригинально созданным, а характером пластики, как и метопа «Благовещение» (общность решения указывает на одного автора), относится к наивысшим достижениям ренессансной скульптуры в украинском искусстве.
Как видите в столице Галичины столько интересного, что после Вашего приезда во Львов прогулки с гидом заказывайте без колебаний!