Эпитафийные портреты Кампианов

Есть во Львове ренессансная часовня Кампианов, изюминкой которой выступают портреты — два мраморных бюста с изображением львовских патрициев Павла и Мартина, отца и сына. Они принадлежат к колоритным индивидуумам не только Львова, но и своего времени. Кстати, увидеть их часовню и услышать о них Вы сможете во время рассказа «Львов для туристов».


Эти люди были связаны с гуманистическими кругами Кракова, учились за границей и, как настоящие представители той эпохи, наделены «всеми крайностями жизненной и умственной энергии в их единстве». Черствый и надменный, доктор Павел был «человеком суровым, твёрдым и жадным», не знал ни пощады, ни сострадания к своим подчинённым. Всю жизнь он стремился к власти и богатству, не любил людей, и его никто не любил.
Также и его сын Мартин вызывал одновременно и восхищение, и ненависть. Его, доктора медицины, воспитанника Падуанского университета, обзывали ростовщиком, хищником, преступником и тираном родного города, и одновременно этот человек жертвует на восстановление разрушенного хозяйства города, оборонительных укреплений после осад, моровых язв, пожаров огромные средства. Львов был в экономической зависимости от своего диктатора и в 1628 г. объявил ему настоящую войну: лишил его места в городском совете и даже городского права. Кампиан не покорился, и в то время, когда приближалась победа в виде королевской реабилитации, он — умер! Всё, что Мартин Кампиан делал, он делал с размахом, демонстративной помпой. Он насаждал монументальные памятники, городскую башню, строил оборонительные укрепления, в которых весомо воплотились его честолюбие и честь города. И как признание этих заслуг в надгробной надписи читаем: Saluo Campiano Felix Leopolis (Счастливый Львов приветствует Кампиана).


Эпитафийные портреты Кампианов — это документы эпохи. В них отсутствует эстетическая оценка человека, они предельно объективны — здесь воссозданы с неподкупной правдой, глубокой реальной оценкой и смелостью колоритные образы тогдашнего Львова. Наряду с обобщением в портретах выражены индивидуальные характеры, взятые из нагрудных изображений нидерландских художников, в которых прежде всего направлялось стремление к достижению максимального физического сходства. В изображениях присутствуют тот же подход и та же атмосфера, царящая в таких произведениях, как живописные портреты Стефана Батория, Юрия Мнишека, Романа Сангушко. Итак, время создания портретов Кампианов следует отнести к рубежу веков, потому что они ещё тесно связаны с тенденцией XVI в., выражающейся в достижении конкретной индивидуализации, объективной стоимости. По европейским измерениям такое явление характерно для эпохи кватроченто. По стилю эти портреты близки к статуям апостолов в алтаре часовни Кампианов, потому технические приемы обработки мрамора, трактовка отдельных деталей (глаза, уши, волосы, переносицы, морщины) обнаруживают руку одного и того же скульптора — им был Генрих Хорст. Действительно, между апостолами и портретами существует оптимальный связь, хотя в равной степени живое расхождение между идеализацией первых и натурализацией вторых как проявление противоположности задач. Прообразом служили скульптурные бюсты итальянского искусства, что в данном случае выражало честолюбивые стремления Кампианов для подчёркивания своей причастности к гуманистическим кругам.
Если хотите подробнее узнать о часовне Кампианов, тогда Вас непременно заинтересует экскурсия храмы Львова.