К вопросу авторства портретов сыновей Константина Корнякта

Портреты Корняктов, вероятно, создали по заказу братства одновременно с иконостасом для Успенской церкви. Таким образом, решился бы вопрос авторства, возможно, это была мастерская Фёдора Сеньковича. В портретах сыновей всё же заметны два интересных момента: незавершённость голов и пустые, подготовленные для надписей плоскости, размещённые внизу портретов, при общей живописной законченности. Действительно, изображений сыновей, как можно думать, и не существовало, художник для воспроизведения подобия сына Александра мог использовать надгробную хоругвь отца — между их лицами сохранено семейное сходство. Память об Александре могла не сохраниться, и естественно, что в портрете обращено больше внимания на украшения, в передаче которых чувствуется вкус и терпеливая виртуозность ещё старой закалки мастера, которому близкими были изделия ювелиров и других ремесленников. Поэтому с таким увлечением и бережливостью он рисует чёрный образец на скатерти — в мотиве её складок ощутима новая эстетическая оценка реальных предметов, в чём уже проступает взволнованная возвышенность барокко.


Образ этого щеголеватого, хрупкого юноши художник наполнил противоречивой усложнённостью: в печальном взгляде как-бы застыли болезненные чувства, а в его ясном виде светится душевная чистота. Александра сравнивали со «старым Соломоном», как доносит надпись его эпитафии в Перемышле.
Портрет Константина-сына чёткий за архитектоникой, в нём отношение к личности активно-динамическое, из-за смещения её из центра несколько влево. В точке пересечения диагоналей, таким образом, размещается рука, сжимающая рукоять сабли, которая становится необыкновенно содержательным элементом для удержания компактной сохранности личности и усиление энергии образа. Это понимание глубоко ренессансного мотива было неизвестно предыдущему портрету, неизвестной оставалась такая композиционная усложнённость и Шимону Богушу. Очевидно, на портрете Константина-сына отражена творческая установка мастерской Фёдора Сеньковича с активным участием учащихся, не исключено и Николая Петрахновича среди них — вспомним его органично ренессансной направленность в творчестве, интерес к предметности и к сложным диагональным композициям.


Когда Вы, уважаемый читатель, прибудете во Львов экскурсии одного дня познакомят Вас с нашим славным прошлым, в том числе и меценатской деятельностью семьи Корняктов.