Из странствующих записок немецкого ученого Иоганна Коля о пребывании во Львове

Профессиональные гиды Львова часто цитируют разных путешественников, оставивших описания нашего города.

В частности, вспоминают и странствующие записки немецкого ученого Иоганна Коля о пребывании во Львове в 1838г.

Так, Иоганн Коль вспоминает о горе Высокий замок во Львове, которую мы посещаем во время автобусной экскурсии.

“Это довольно стремительная, высотой от 500 до 600 футов, песчаная гора, на вершине которой стоят руины построенного около 500 лет назад замка одного из галицких князей по имени Львов. Поэтому город, который вскоре возник под защитой этого замка, получил название Львов или по-немецки Левенберг, а сокращен Лемберг. Руины не очень значительны. Лишь некоторые стены старого княжеского замка еще стоят, но весь склон горы усеян большими и меньшими обломками стен, которые, как и разбитые башни Гейдельберга, держатся кучи больше за счет извести, чем благодаря естественной крепости скалы. Холмы заняты теперь многими маленькими будниками, в которых австрийцы скрывают прах от венгерских солдат. Из этих руин лучше и удобнее осматривать всю округу целой горной котловины и город.

Котловина является одной из самых правильных, которые мне никогда не встречались в горах. Во всех измерениях своего почти правильного круга она имеет в поперечнике один час пешей походки. Стена, ее окружающая, поднимается повсюду на высоту от 300 до 400 футов над дном котловины, которая, в свою очередь, лежит на 102 венских саженях выше уровня моря, и во всех направлениях опускается под тем же углом к ​​ее середине. Город Львов лежит как раз посередине котловины, как курица в гнезде. Некоторые части пригородов еще поднимаются по склонам вверх, а верхние края склонов увенчаны кладбищами, монастырями и руинами замка.

Далее за краями котловины виднеются четыре главных пути, которые связывают Львов с остальным миром и ведут: один на Краков, второй на Варшаву, третий в Россию и четвертый в Карпаты (Венгрию). Из них наиболее заброшенная дорога на Варшаву, дорога на Венгрию также имела когда-то большее значение, а важнейшей сейчас дорога, ведущая в Краков и Вену. В новейшие времена наиболее оживилась дорога на Броды и Россию.

Что касается архитектурного стиля Львова, то прежде всего следует отметить, что на самом деле он, пожалуй, в десять раз лучше, чем предстает в немецкой фантазии на основе привычных у нас представлений о Польше. Он совсем неплох не только в этом относительном понимании, вообще взят абсолютно, и, без сомнения, намного лучше и приятнее архитектурного стиля некоторых крупных немецких городов.»