Национальное пробуждение украинцев Галиции в середине 19 века

На многих экскурсиях по Львову рассказывается о «Русской троице», как о «будителях» Галиции.

Но оказывается, что было много других факторов, способствовавших национальному пробуждению украинцев оккупированной австрийцами части нашей страны. Ниже приводим донесение львовской дирекции полиции президиума галицкого губернского управления о распространении среди студентов Львова воззвания к русскому народу и революционных песен на украинском языке.

 

“Многоуважаемая цесарско-королевский краевой президиум!

Как только попало мне секретным путем революционное «Воззвание к руському народу», я рекомендовал своим агентам обратить самое пристальное внимание на распространение подобной писанины, имеющей целью расписание этого, в политическом отношении еще благонадежного, народа.

Bим дней назад я получил достоверную ведомость, что в кругу некоторых студентов, а именно: юриста Маевского, сына с.-к. окружного секретаря в Самборе, обоих Тюрманов, сыновей покойного ц.-к. губернского советника, Силецкого, сына одного налогового служащего в Станиславе, обоих Дунаевских, сыновей с.-к. окружного комиссара в Санче, Альбина Шлегеля, сына секретаря с.-к. апелляционного суда, Бабирецкого и Кляйна, слушателей хирургического отдела и других, распространяется не только известное «Воззвание к русскому народу», но также многие русские песни особо опасной тенденции, автором которых должен быть известный революционный поэт и эмигрант Мирослав Гославский.

26 ночью я получил достоверное сообщение, что, проведя строгий обыск у упомянутых лиц, можно надеяться на определенный успех, и это побудило меня на следующий день взяться за дело.

С 1-го, 2-го и 3-го добавленных рапортов полицейских комиссаров Лоренса и Альтмана, а также концеписта-практиканта Кривальда многоуважаемая с.-к. Краевой президиум обратит внимание на то, что:

1. У Силецкого [найдено] во всяком отношении очень непристойные и подозрительные русские песни, рассчитанные на революционизацию самых низких народных классов: а) «Знайте беду вашу»; б) «Вина чья?»; ц) «Почему ваша вина?»; д) «Хватит назад»; е) «Город Кию (Киев)»; ф) «Рекрутка»; г) «Затужим», к которым прилагается перевод, а также начало «отклика к русскому народу».

2. У Маевского был найден конец этого обращения, из чего несомненно следует, что он участвовал в написании этого произведения еще до Силецкого, а последний был занят только копированием песен. Маевский еще раньше заверил, что эти песни он получил в память от очень верного лица. Они были переписаны неизвестной рукой и составлены М. Гославским.

Только что названный эмигрант должен действительно находиться у края; его нынешнее местонахождение неизвестно, однако, опираясь на совершенно надежный авторитет, могу заверить, что «Бидозвание к русскому народу» появилось еще в 1835 году в Станиславском округе и уже в 1836 году начало распространяться в краю; песни, напротив, к тому времени были неизвестны и впервые их увидели у Маевского.

Однако на основе следствия по делу личности Гославского оказались определенные данные, полученные от других лиц, что в краю под фамилией Козловский бродит эмигрант и известный поэт Гощинский. В прошлом году он находился какое-то время, а даже в течение целых недель у Винцента Рогалинского в Кошицах Тарновского округа, а также на смену у других помещиков, а позже пошел даже слух, что он уехал на Венгрию. Однако по более новым донесениям это не является правдой, он в дальнейшем слоняется в краю и намерен приехать во Львов, чтобы при наплыве иностранцев на контракты пробыть здесь несколько дней. На случай его появления предприняты соответствующие меры по его аресту.

Гощинскому от 34 до 36 лет, среднего коренастого строения тела, темно-корнчевые волосы, правильное лицо без усов, темные глаза, лицо обозначенное оспой, одевается ясно, просто, в поведении очень приятный и привлекательный.

3. У Маевского, кроме этого, найден алфавитный список фамилий, a котором фамилии выдающихся государственных служащих выступают наряду с подозрительными лицами, то наиболее известными помещиками и студентами; приведенные числа, в основном, в порядке от 10 до 16 могут иметь какое-то тайное значение. Вместе с другими подозрительными вещами были найдены две запрещенные книги.

4. У Фердинанда Тюрмана, слушателя четвертого года юридического факультета, найдены тщательно спрятаны два революционных стиха на французском языке, «Молитва паломника» из «Книг польского народа» и какая-то реликвия, то есть кусочек бархата от покрывала саркофага генерала Шепп; на этой основе предварительные донесения о неблагонадежных взглядах этого молодого человека полностью подтвердились. Из донесения комиссара полиции Альтмана видно, что Тюрман вел себя очень грубо и когда первый, возмущенный легкомысленным поступком с клочком бархата, сделал ему замечание, что это поразительно как немец, которого мать берет пенсию, а он сам пользуется [денежным приложением] на воспитание , мог так отречься от своей национальности, получил ответ: «Вы мало, как полицейские служащие, чтобы решать вопросы национальности».

5. Наконец, у хирурга Кляйна найдено много революционных стихов. Другие обыски не принесли результатов. Об этом я с глубоким уважением сообщаю для дальнейшего высокого распоряжения и замечаю, что Маевский и Силецкий были арестованы на основе открытого приказа его с.-к. величества, высокодостойного господина эрцгерцога генерал-губернотора со дня 27 мая этого года, число 705/ггг, в конце концов, позволю себе устно сообщить господину президенту губернаторства о дальнейшем отношении и поведении обоих арестантов.

Львов, 27 июня 1837″