Письмо Ф. Крига о принадлежности слушателей Львовской греко-католической семинарии к тайному обществу

Во время экскурсии по Львову некоторые гиды вспоминают, что в середине 19 века среди греко-католического духовенства появились кружки, которые ставили своей целью просвещение широких народных масс и облегчение их жизни.

Об этом также видно из письма руководителя президиума галицкого губернского управления Ф. Крижа министру внутренних дел И. Седельницкому в деле доноса Д. Гречанского о принадлежности слушателей львовской греко-католической семинарии к тайному обществу.

«Администратор греко-католического прихода Грабовка Стрыйского округа Дезидерий Гречанский добровольно, поскольку зрелый возраст и размышление привели его к лучшим взглядам, составил калушскому камеральному юстициару Павловичу очень важные признания о составе тайного общества, которое должно иметь распространение также среди греко-греческого.

Из них [признаний] следует, что тогдашний студент Силецкий, находящийся теперь во Франции, известен в связи с делом студента Шайнохи, в 1834 г., во время своего пребывания во львовской греко-католической семинарии познакомил его [то есть Гречанского] с республиканскими идеями и давал ему читать книги, написанные в таком духе.

Позже он ему признался, что является членом тайного республиканского общества. В одном львовском доме торжественно, при чтении устава его приняли в члены этого общества. Этот устав устанавливает равенство в правах, республиканскую форму правления, отмену барщины, передачу земли крестьянам, распространение этих идей, разумное поведение против чиновников, сбор наличных денег. Силецкий был главой общества. После его выезда во Францию ​​его место занял греко-католический священник Ромуальд Крыжановский. Членами числились греко-католические священники: Мойский, Константинович, Гадзинский, Станчак, Кульчицкий, Охримович, Минчакевич и Покинский, далее воспитанники львовской латинской семинарии Шмельц и Кущикевич, Юрий Кордашевский и львовский. Как близкие знакомые Силецкого были названы юрист Чеслав Кобзовский и Хшонстовский. В конце концов, общество должно быть еще более распространено. Его связи были устными и за измену была установлена ​​смертная казнь.

Общество проводило собрание, на котором главным образом принимали новых членов, обменивались мнениями и читали книги. Члены должны постоянно быть готовы к восстанию.

Львов, 1 сентября 1838г.

Крег»